Жидиков Виталий Викторович

г. Москва

Руководитель проекта. Основные функции: организация взаимодействия с экспертным сообществом, организация учебно-методической работы, организация взаимодействия с партнерами. Все вопросы, связанные с администрированием и развитием портала souzsadovodov.su

Консультации онлайн (skype, e-mail) и в дополнительной общественной приемной МОРО Союза садоводов России в Куркино по вопросам:

  • Реорганизация СНТ/ДНТ в Товарищества собственников недвижимости
  • Организация, проведение, оформление решений общих собраний
  • Разработка Устава и внутренних регламентов Товарищества
  • Подготовка и реализация проектов создания объектов недвижимости – имущества общего пользования

Квалификация

Инженер электромеханик по специальности «Автоматизация технологических процессов и производств» (МАМИ в 1992 г), менеджер по специальности «Менеджмент организации» (Институт мировой экономики, 1997 г.), антикризисный управляющий (Госинкор, 1999 г), менеджер по направлению «Управление маркетингом» (Российская академия народного хозяйства и государственной службы, 2001 г). Кандидат технических наук (МАМИ, 1996 г), доцент (2006 г), чл-корр Международной академии наук педагогического образования (2015 г).

Опыт работы и профессиональные компетенции

C 1992 г.по наст время: генеральное руководство инвестиционными проектами девелопмента промплощадок (строительство жилья, офисных центров, промпредприятий), управление R&D, преподавательская деятельность по образовательным программам высшего и дополнительного профессионального образования по направлениям "Менеджмент (Управление проектами)", "Инноватика", "Технологические машины и оборудование (Машиностроение)".

С 2013 года – представитель МОРО «Союз садоводов России» в Клинском районе.

Компетенции:

  • Антикризисное управление
  • Управление девелоперскими и строительными проектами
  • Профессиональное образование

Мотивация к участию в проекте

Я - москвич. Насколько я могу проследить свою генеалогию, мой прадедушка тоже был москвичом, но вот происхождение пра-прадедушки я, к сожалению уже не знаю.
Некоторые из членов моей семьи жили в районах, которые со временем стали Москвой (деревня Красный Маяк, ныне МР "Чертаново Центральное" ЮАО), другие происходят из ближнего Подмосковья (село Фаустово Воскресенского района) или Центральной России (село Ларгино Тамбовской области), но "дома в деревне" наша семья не сохранила.
Я вырос в Чертаново.  Выбирая "куда пойти гулять" мы с друзьями рассматривали два основных варианта: "в лес" (Битцевский лесопарк) или "на стройку" (площадка в Северном Чертанове, работы на которой были начаты в 1976 году, а законченный объект сдан только через 30 лет. Это был ЖК "Авеню-77"). Привычка видеть перспективу и проводить много времени в лесу была немного придушена в период обучения в институте и на первом этапе карьеры, но потом опять напомнила о себе и я захотел ДАЧУ.
ДАЧУ как место, куда можно приехать одному и поработать над проектом, куда можно привести семью и вместе с сыном позаниматься инженерно-строительными и ландшафтными экспериментами. погулять по окрестностям, сделать шашлык и пр.  Выбирая между покупкой "дома в деревне" и "участка в СНТ" я большой разницы тогда не видел, а зря!
Оказалось, что СНТ - это во-первых, узкие дороги, на которых летом невозможно разъехаться, а зимой в принципе невозможно проехать;  во-вторых, это не сдерживаемое практически ничем самоуправство председателя. Как я сейчас понимаю, наш Владимир Евгеньевич не был самым оголтелым вором - он просто брал то, что «плохо лежало» и пользовался теми возможностями, которые ему давало законодательство (вернее, его нечеткость или полное отсутствие) и сами садоводы: брал «откаты» от каждой хозяйственной операции деньгами или «натурой»: песком, гравием, бензином, услугами сотовой связи, машино-часами экскаватора и пр, не платил взносов и позволял это делать своим друзьям, дорогу в зимнее время чистил только до своего дома и только в те дни, когда сам приезжал на дачу и т.д. Удивляло, что остальные члены садоводства с одной стороны, в глаза и за глаза называли его вором, но при этом по-своему любили и испытывали искреннюю благодарность за то, что он ворует умеренно, а "не так, как остальные".  Будучи доктором географических наук(!) Владимир Евгеньевич окружил себя людьми вполне практическими: отставными работниками органов внутренних дел, чиновниками, людьми без профессии и создал уникальный биогеоценоз, в котором все было гармонично и разумно. Нравы в нем царили хоть и дикие, но не кровавые, а вполне вегетарианские. Например, в Товариществе (организации, основанной на членстве) отсутствовал реестр членов Товарищества – переход участков к новым собственникам никого не интересовал, а учет велся по номерам участков. Понимание вызывало «справедливое перераспределение» в пользу председателя и членов Правления несколько десятков участков, которые ранее принадлежали неспособным себя защитить неплательщикам – одиноким пенсионерам. Не считалось чем-то из ряда вон выходящим угрожать «непонятливому» садоводу пистолетом, отказываться от публично данных обещаний («меня не так поняли», «я не так говорил») и подписей под документами ("я неправильно понял", буквы были мелкими" (про электронный документ) и пр). При этом, в отличие от многих других СНТ, в нашем никогда не было драк на Общих собраниях, если и стреляли, то только в воздух, не поджигали друг другу дома…. Да, только ленивый не пенял несменяемому 16 лет Правлению, что за столь длительный срок существования Товарищества в нем так и не проложили все предусмотренные проектами дороги, а на тех, что построили,  ни одна не имела твердого покрытия.  Да, отсутствовало уличное освещение, внешняя ограда, охрана и даже въездные ворота, но зато все были довольны, что взносы взимают «по-божески» и вроде бы как «меньше, чем у других». В свою очередь Правление, несмотря на то, что накопленный суммарный долг по взносам превысил годовой бюджет Товарищества, к неплательщикам относилось терпимо. Садовод всегда мог объяснить, что последние 5 лет не платит взносы из-за отсутствия работы, высоких издержек на строительство дома или в связи с замужеством дочери и всегда находил понимание. Садоводу важно было делами или бездействием демонстрировать лояльность и не баламутить народ, а говорить можно было что угодно и сколько угодно.  В общем, все жили мирно. Это было сообщество победившей толерантности. 

Наконец, наступил момент, когда я пришел к выводу, что в этой большой и, в общем, дружной семье являюсь чем-то вроде кота в природном комплексе болота: самому кушать нечего и для других гастрономического интереса не представляю. Воду, которые любят все вокруг, я не люблю. Хочу странного и веду себя странно (громко мяукаю, всех беспокою своей беготней в поисках деревьев и пр), а потому пробуждаю ксенофобию вызывая подозрения и своим видом и поведением.  Мне, в свою очередь, были крайне интересы обитатели этого заповедника: меня окружали болотные растения, земноводные, рептилии, птицы…. Их было много, каждый организм представлял безусловный социологический интерес. Некоторые (например, цапли) были очень симпатичными, но совместной деятельности не получалось – ведь я-то оставался котом :)   В результате я сменил СНТ на деревню и обрел, наконец, связь с той частью природы, которую так и не смог найти в СНТ, обратившись за ней не по адресу. 

Во времена, когда я еще находится в процессе осмысления той обстановки, в которой оказался, я успел поработать в качестве члена Правления и Председателя Комиссии по контролю за соблюдением законодательства нашего СНТ. Одним из результатов этой работы стали около 20 довольно серьезных внутренних регламентов, которые представляли определенную методическую ценность для всех Товариществ, подобных нашему.

Так и не сумев их внедрить в своем СНТ, но считая работу "в стол" непозволительной роскошью, я опубликовал эти документы в Интернет и получил признание: за 3 года каждый из них скачали не менее тысячи раз.  Мне также известно три случая. когда председатели вполне определенных Товариществ получили из кассы своих Товариществ деньги за "разработку" этих документов.

Получив тем самым подтверждение, что эта работа востребована и нужна людям, в 2012 году я пришел в Московское областное отделение Союза садоводов России и с тех пор продолжаю с ним сотрудничать.
Очередным этапом развертывания этого сотрудничества стал этот Проект.